Гражданский брак – «бесплатная проституция»?

Недавно разгорелся очередной громкий скандальчик на семейном поле. Известный своими резкими и зачастую экстравагантными высказываниями протоиерей Дмитрий Смирнов заявил, что «гражданский брак» - это и не брак вовсе, и сравнил «гражданских жён» с «бесплатными проститутками».

Разумеется, тут же в ответ грянул возмущённый хор «передовых» и «прогрессивных» товарищей, требующих извинений. Председатель Союза Женщин Екатерина Лахова (ранее прославившаяся как главный лоббист «ювенальной юстиции» и изъятия детей из семей, в которых их «неправильно воспитывают») назвала слова Смирнова «глупым оскорблением, неожиданным для Церкви».

Однако тут же прибавила, что скорее всего протоиерей выступил в защиту традиционной семьи и традиционных ценностей, признав, что «гражданский брак», как правило, строится больше на сексуальных отношениях.

Дмитрий Смирнов, в свою очередь, заявил, что извиняться не намерен, поскольку назвал проститутками не конкретных женщин, а все явление в целом, и сделал это намеренно резко, чтобы хоть некоторые задумались – кем они по сути являются в своём «гражданском браке».

 
Любовь - это хорошо, но...
Любовь - это хорошо, но...

Кто прав? А вот давайте подумаем…

Прежде всего, само название «гражданский брак» обозначает совсем не то, что обозначало даже ещё лет 30 назад, во времена СССР. Потому как вообще-то, существовал «церковный брак», заключённый как в ЗАГСе, так и в Церкви, и собственно «гражданский брак» - зарегистрированный только в ЗАГСе.

Всё же прочее, включая то, что сегодня «гражданским браком» именуют, называлось совершенно другим обидным словом «сожительство». Что, по сути, таковым и являлось: просто живут люди вместе без каких-либо чётких обязательств, а надоело – завтра взяли и разбежались. Вот только в те времена подобные пары отнюдь не "гражданскими супругами" назывались, а «сожителями», либо любовниками – как кому больше нравится. И считались этакими морально неустойчивыми товарищами "с пониженной социальной ответственностью".

Что интересно, пренебрежительное отношение к браку как чему-то «ограничивающему личную свободу» широко было распространено в тех самых «передовых кругах» ещё в 19 веке. Особенно - в разнообразных коммунах и революционных кружках, где господствовала теория «стакана воды» (т.е. «переспать с кем-то – это так же легко, как стакан воды выпить»), где нравы были более чем «лёгкими». Можно сказать, что это стало своего рода "модой" - символом "продвинутости" и "свободы от устаревших предрассудков".

 
Взрывали тогда не только храмы. Но и  многие другие "основы старого мира". Семью и нравственность, например...
Взрывали тогда не только храмы. Но и многие другие "основы старого мира". Семью и нравственность, например...

Ну, а уж когда случилась революция (или, если кому больше нравится – переворот) 1917 года, и жизнь попытались строить «по Марксу», всё это выплеснули в общество как «новая социальная норма». Ведь старина Маркс, если кто забыл, «буржуазную семью» считал пережитком, был сторонником свободных отношений и передачи появляющихся при этом детей на государственное воспитание.

Посему семью в первые революционные годы «революционеры» крушили так же самозабвенно, как купола церквей. На полном серьёзе обсуждались вопросы «имеет ли право комсомолка отказать комсомольцу в удовлетворении его естественной физиологической потребности». Даже одно время появилось движение «Долой стыд» (тоже «буржуазный пережиток»), сторонники которого голышом, имея на себе только ленточку с соответствующей надписью, разгуливали по улицам и даже как-то прошли колонной в первомайской демонстрации по Красной площади.

И только когда Иосиф Сталин, забыв об идее «мировой революции» и перестреляв шизанутую «ленинскую гвардию», приступил к построению «красной империи», отношение к семье вернулось к более или менее традиционному. Венчание, конечно, не вернули, но семью объявили «первичной ячейкой общества», брак поощрялся исключительно зарегистрированный (т.е. "гражданский"), воспитание детей было объявлено долгом родителей и государственной задачей. На разного рода «хождения на сторону» смотрели более чем строго: за такое запросто и из Партии можно было вылететь, и должности лишиться.

Но вот в 1991 году происходит по сути ещё одна революция (или переворот), после чего история повторяется почти зеркально. Вырвавшиеся на волю из отменённой «коммунистической» морали поборники «свободы отношений», чудесным образом заполонившие сферу культуры и СМИ, начинают продвигать «новую нравственность» (под каковой понимается полный отказ от каких-либо нравственных норм) во всех сферах. Как всегда в подобных случаях, начинается всё с подмены понятий: гражданский брак стали называть «официальным», а сожительство (по-церковному «блуд») – «гражданским браком».

Нашим, мягко говоря, не отличающимся излишней нравственностью, «элитариям» всё это жутко понравилось: ведь почему бы в дополнение к «официальной» семье не заиметь на стороне две-три «гражданских», коли кошелёк позволяет и никем это вроде как больше не осуждается?! Ведь даже откровенных проституток одно время на полном серьёзе хотели обозвать «работницами секс-индустрии» и даже пенсию им платить…

 
Лихие 90-е. Расцвет "свобод без обязательств". Какая уж тут семья?!
Лихие 90-е. Расцвет "свобод без обязательств". Какая уж тут семья?!

А семья… Традиционную семью напротив сделали объектом атаки, лишив государственной помощи и норовя по любому поводу влезть в неё то с «ювенальной юстицией», то с «законом о шлепках», то с борьбой против «семейно-бытового насилия».

Более того, мало кто знает, но в 2009 году, при президенте Медведеве едва не получил статус госпрограммы некий форсайт-проект «Детство-2030», который исходил из того, что традиционная семья – в прошлом, и призывал признать равноправными с нею и поддерживать «однополые», «гостевые» (то, что раньше было «ходит налево»). «множественные» («живёт на два дома») и т.п «семьи».

Детей предлагалось вообще вырвать из семьи, передав полностью их воспитание специальным «воспитательным сообществам». В перспективе до 2030 года много чего ещё предусматривалось: и поголовное вживление в мозг детям чипов для «бесконтактного общения с интернетом», и внедрение генной модификации человека для повышения его способностей… Причём, авторами всего этого ужастика (только благодаря организованному нами сопротивлению родительских сообществ не ставшего частью официальной госполитики России) были не какие-нибудь идиоты с улицы, а Общественная палата РФ - в частности, глава её аппарата Алина Радченко.

 
"Гражданский брак" - поссорились и разбежались...
"Гражданский брак" - поссорились и разбежались...

Что же касается «гражданских браков», то семья ( а говоря по-церковному, «малая Церковь») – это, по-моему, не только общая постель, но и общие обязанности, общий долг друг перед другом и перед будущими детьми. И если человек боится (именно БОИТСЯ!) зафиксировать официально эти свои обязанности – если не в Церкви, то хотя бы в ЗАГСе – это говорит только о том, что значит он просто ещё не вырос из детства, не созрел для семьи и не воспринимает своего сожителя как «часть единого с тобой целого». А исключительно - как партнёра для легально секса, обозвав его более благозвучно – не сожителем, а «гражданской женой» (мужем). Которому (которой) приходится временами давать деньги, но при этом – в любой момент можно бросить, просто указав на дверь – как… «бесплатной проститутке», а также по совместительству – бесплатной кухарке, уборщице, няньке и т.д.

Так что, может быть, при всей своей резкости, не так уж и неправ был протоиерей Дмитрий Смирнов?! Ведь недаром в Евангелии написано, что «Вначале было СЛОВО». Вспомните: все мерзости в нашей стране начались именно с подмены понятий, когда вор стал именоваться «расхитителем», проститутка «путаной», капиталист – «предпринимателем», взяточник- «коррупционером», а убийца – «киллером».

Облагородив название мерзостей, введя их в оборот как нечто допустимое, очень скоро нас приучили считать допустимым и то, что они обозначают. Как ни печально признать, но ставшее уже, к сожалению, привычным выражение «гражданский брак» - из той же серии.

Владимир Хомяков

Источник ➝

России больше опасен не короновирус, а другая «зараза»

 

Более 30 лет мы сближаемся с западным миром. Сейчас немного успокоились, но вначале бежали туда, как голый в баню. Идём на любые контакты, настолько близко, насколько нам позволяют «партнёры». Всегда переживаем, что там о нас подумают и скажут.

Готовы на самое тесное единение, всегда этого ждём. Но, мы никак не предохраняемся от заразы, которая передаётся при таких отношениях. Поэтому подцепили все их болезни. А некоторые болячки, в нашей среде, мутировали и дали побочный ужасающий эффект. Почему-то не переходит полезное, а липнет к нам только зараза.

Одна из таких болезней — это отношение к России. Мы русские сами к себе, стране, истории, относимся с пренебрежением. Вирусом неполноценности, поклонения Европе, поражено много россиян. Порог эпидемии давно пройден.

Этот вирус поразил все слои общества, от власти и творческой элиты до нетрезвого сторожа-охранника. Многие уверенны, что запад - это райские кущи. По любому поводу русские сетуют, что у нас не так, как у них.

Унизительно смотреть, как русский корреспондент свой репортаж о фестивале «Путешествие в Рождество», вдруг завершает унизительной фразой: теперь и в Москве научились праздновать, как в Европе.

На то, как мы, по-русски широко, отмечаем Рождество, поучаствовать с нами, едет весь мир и покупает путёвки заблаговременно. Для этого возводятся уникальные декорации на улицах современного, красивого города одного из мировых центров культуры. А молодой русский корреспондент, как туземец радуется схожести с «белым человеком». Стыдно за такие вирусы в голове у россиян.

Это давняя, хроническая болезнь но, она наложилась на новый вирус — общество потребления. Мы перестаём быть людьми, превращаемся в потребителя. Не важно, какой ты человек, кем работаешь, чего достиг, мужчина или женщина, герой или подлец, достоинство только одно — доступ до большого корыта потребления. Всё остальное не важно.

Эту болезнь трудно вылечить, порой невозможно. Она порабощает людей, ради потребления живут и умирают, обманывают и убивают других и себя. Вирус отключает разум и поражает душу, человек больше не принадлежит себе. Это делает из людей моральных калек.

Но, это не самое страшное. Страшна его мутация, когда вирус вмешивается в воспитание молодёжи. Все герои прошлого умирают в памяти молодых, их заменяет кумиры потребления. Не важно даже если они иждивенцы с неразвитым умом. На них равняется общество, а они, как гуру вещают нам правила жизни.

Метастазы от такого вируса проникли в семейные отношения. Главное комфорт и потребление, а если семья мешает, то надо избавится от неё. Детей уже не воспитывают, а обеспечивают. Важно не какой человек вырастит, а какой у него смартфон и лэйбл на школьном рюкзаке. Мужская надёжная рука и женская доброта больше никому не нужны.

Ещё много всяких болезней мы подцепили, не предохраняясь от близких контактов с западом. А иммунитета у нас нет. От этих болезней население России уменьшается гораздо быстрей, чем от всех свиных, птичьих и прочих короновирусов. Лекарства от них пока никто не ищет, защитных масок и костюмов не придумал. Что хуже всего и лечится не собираемся.

Старший пограннаряда

Американцы посмотрели советского "Винни-пуха". Смеялся до слез, пока читал их комментарии!

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх